Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Светлана
Собачий гуру
Сообщения: 6960
Зарегистрирован: 22 фев 2011, 17:35
Благодарил (а): 589 раз
Поблагодарили: 1072 раза

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Светлана » 09 фев 2013, 20:38

Assa,
Лена мне, так по душе эта статья про доминантных собак!!! Спасибо!

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:35

Анти РКФ
Деятельности российской кинологической федерации посвящается,
или как "убивается" собаководство в России

История создания РКФ

Как и когда была создана РКФ? Вопрос этот не такой простой, как может показаться. Он тесно связан с другими, крайне важными вопросами. Правопреемником каких организаций является нынешняя СОКО РКФ? Должна ли она отвечать по обязательствам несуществующих ныне организаций.
В конце декабря 2011 года в офисе РКФ с помпой отмечалось двадцатилетие РКФ. Что же произошло в декабре 1991 года? Кто и что тогда создал?
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо отступить ещё на несколько лет назад, в эпоху перестройки.
Собаководство в СССР
В Советском Союзе разведение собак служебных пород (пригодных для использования военными, милицией, другими государственными службами) осуществлялось под контролем государства. Существовало полугосударственное полувоенное образование – Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ), которое имело свои структурные подразделения по всей стране. При городских и областных комитетах ДОСААФ были организованы клубы служебного собаководства. Система разведения в клубах ДОСААФ соответствовала социалистическому строю. Начальники клубов назначались сверху. Правила разведения спускались сверху. Даже щенков заводчики продавали по утверждённым расценкам.
В ДОСААФ разведение осуществлялось по племенным планам. Заводчик мог только выбрать одного из двух кобелей, к которому была записана его сука. Ни о каком творчестве заводчика и речи быть не могло.
С другой стороны, ДОСААФ имел очень много дрессировочных площадок. Дрессировку проходило большинство собак. Действовали бесплатные курсы. Проводились очень представительные по числу участников соревнования по дрессировке.
Собаки охотничьих пород разводились под патронажем Всесоюзного общества охотников и рыболовов.
Любители собак декоративных пород зоотехнической наукой при разведении собак не пользовались. В статье Е.Г.Розенберга «Воспоминания о ДОСААФ и МГОЛС» (http://www.dobermann-iz-zoosfery.ru/mgols-ru.shtml) красочно это описано.
«Об учете, разумеется, и речи не было. В одной родословной могли мирно соседствовать пекинесы и японские хины, в другой - пинчеры и той-терьеры… Здесь просто разводили маленьких собак. Приходили старушки, расстилали на столе газету, на нее клали жареную курицу и огурцы, ели, пили чай, обсуждали семейные проблемы, целовали собачек».
После того, как из числа служебных пород исключили доберманов, боксеров, догов и некоторых других пород (1973 г.), было создано Московское городское общество любителей собак (МГОЛС).
После начала перестройки, стало возможным создавать новые клубы любителей собаководства, на более демократических основах, с возможностью заводчикам заниматься племенной работой (осуществлять подбор пар).
Была создана «Зоосфера», «Элита», «Фауна», «Флора и фауна», «Арта» и множество других кинологических организаций. Возникла жёсткая конкуренция между разными клубами. Стали завозиться новые породы из-за границы, продаваться наши собаки за рубеж. Поскольку в СССР стоимость собак была намного ниже европейской, стоимость импортных собак просто зашкаливала, это было тогда очень прибыльным бизнесом.
СССР не был членом ФЦИ, но наши собаки могли участвовать на зарубежных выставках, их закупали для разведения. Наших экспертов приглашали судить зарубежные выставки. В стране действовали уже десятки, сотни кинологических организаций, с разной степенью добросовестности в ведении племенной работы. Каждый клуб выдавал свои родословные имел свои правила разведения (или вообще не имел никаких правил). Все виды родословных документов признавались.
Кинологические организации не только дробились, но и объединялись. В конце 80 гг. возникла Всесоюзная кинологическая федерация (ВКФ), на территории РСФСР действовало структурное подразделение ВКФ – Российская кинологическая федерация (РКФ). Здесь нельзя не отметить о роли в создании ВКФ и РКФ Евгения Львовича Ерусалимского.
Первый Президент ВКФ и РКФ Евгений Ерусалимский был личностью очень примечательной. Он, как и Борис Березовский, закончил мехмат МГУ, и так же был склонен к авантюрам, граничившими с мошенничеством.
Используя университетское образование, он написал опус о своих изысканиях в области биомеханики движений собак.
Простые собаководы, осилить прочитать до конца работу Ерусалимского не могли, тем более – понять, что в ней было написано. Но все думали, что в ней содержится какая-то научная мудрость, недоступная среднему человеку, поскольку Ерусалимский – учёный. В научном мире же на трактат собачника никакого внимания не обратили, поскольку не принято критиковать писанину дилетантов. Всё это позволило Ерусалимскому позиционировать себя как крупным отечественным учёным-кинологом. И только статьи А.Власенко и А.Кузнецова позволили общественности разобраться, что скрывается за псевдонаучными словесами этого научного изыскания.
Е.Ерусалимский отличался очень высокой настойчивостью в достижении своих целях. Он мог целыми неделями обхаживать человека, льстить ему, оказывать услуги, делать подарки, а получив от него то, что требовалось, тут же забывал, что знаком с ним. Надо отдать ему должное, он умел создать о себе впечатление, умел себя преподнести. Используя челночную дипломатию, Ерусалимский сумел убедить «охотников» и «служебников» в необходимости объединения, которое сулило возможность монополизации собаководства (точнее – приватизации) как целой отрасли народного хозяйства в руках нескольких избранных олигархов от кинологии.
Создание РКФ – история обманов, подкупа, клеветы, демагогии и мошенничества. Главными лозунгами Ерусалимского были - вступление в ФЦИ, единая в стране база данных и защита отечественного генофонда собак. Используя их, а также подкуп должностных лиц (Ерусалимский очень неплохо тогда зарабатывал на перепродаже собак за рубежом, привозе импорта), он сумел добиться государственных полномочий для созданной им кинологической организации, организовал кампанию, пропагандирующую необходимость всем собаководам вступать в РКФ, а также обменять родословные собак на некий «единый образец РКФ» (услуга – платная). Сам же лично засел в Шереметьево выписывать справки на вывоз собак за рубеж (услуга – платная).
Деятельность Ерусалимского на своём посту критиковалась в СМИ, его уже открыто называли мошенником. РКФ превращалась всё в более доходный бизнес-проект. В конце концов, Ерусалимского, как слишком одиозную личность, сместили, и его место занял Александр Иншаков, известный каскадёр и актёр, который не был ни экспертом по собаководству, ни дрессировщиком, ни известным заводчиком.
Под руководством Иншакова РКФ превратилась в мощную бизнес-структуру, которая под видом некоммерческой организации организовала сбор денег с миллионов российских любителей собак и перераспределение их в качестве прибыли для нескольких руководителей РКФ.
РКФ совершенно открыто нарушает российское законодательство, но украденных у собаководов средств хватает, чтобы откупаться от разных проверок, разваливать уголовные дела. Пока хватает.

2012 г. Ф.Морозова

Источник: http://antirkf.clan.su/index/istorija_sozdanija_rkf/0-4
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:36

РКФ. История и предыстория.

Автор: первый президент РКФ Евгений Ерусалимский

Источник Мой друг собака № 9 2011
размещено с небольшими сокращениями

В этом году РКФ отмечает свое двадцатилетие, и это празднование совпадает со столетием FCI.
На первый взгляд наш юбилей выглядит скромно на фоне столетних торжеств мировой кинологической системы, вне которой существуют только кеннел-клубы Великобритании, США и Канады. Гордятся своей более чем вековой историей и члены — учредители FCI.
Однако и у молодой РКФ есть своя 150-летняя предыстория — история отечественного собаководства, которая началась в 1859 году с создания в Москве первого клуба охотничьих собак. В 1862-м было образовано «Императорское Общество размножения промысловых и охотничьих животных и правильной охоты» (в дальнейшем — «Императорское Общество»), во главе с графом С. Шереметевым и под покровительством государя императора.
Первая выставка собак всех пород этого общества состоялась в 1873 году, и за период своего существования, вплоть до 1917 года, «Императорское Общество» провело 17 выставок.

Важно отметить, что «Императорское Общество» находилось в тесном контакте с западноевропейскими кеннел-клубами и имело соглашения с кеннел-клубами Франции, Голландии и Германии о взаимопризнании родословных книг, судей, результатов выставок и рабочих испытаний.
Очевидно, что «Императорское Общество» было участником международного движения по образованию FCI, и только политические катаклизмы, сотрясавшие Россию, стали причиной того, почему она не вошла в состав учредителей FCI.

В Советской России в середине 20-х гг. XX века сформировалось охотничье направление — поначалу в рамках Всероссийского промыслово-кооперативного союза охотников (Всекохотсоюз, 1924–1933 гг.), а в дальнейшем — под эгидой Союза физкультуры и спорта (1933–1958 гг.), Союза охотобществ (1958–1962 гг.) и Союза рыболовов и охотников (1962). Образованный в 1966 году при МСХ СССР Всесоюзный кинологический совет стал предшественником Федерации охотничьего собаководства (РФОС).
Развитие служебного собаководства регулировалось правилами, которые утверждались головными для этого направления полугосударственными организациями, и в том числе ОСОВИАХИМ (1927–1951), ДОСААФ (1951–1991) и РОСТО (1991). В 1961 году в ДОСААФ была образована Федерация служебного собаководства.
Селекционно-племенная работа с породами в этих организациях строилась на основе планового подхода, что воспитывало умение вести разведение в условиях породнённости поголовья, типичной для советского времени, так как импорт был большой редкостью. Такой подход предполагал умение структурировать масштабное маточное поголовье (во многих породах до 300–350 сук ежегодно) по генеалогическому и типологическому признакам.

Поколения таких селекционеров, выросшие за годы советской власти, создали на территории огромной страны уникальную кинологическую культуру. В течение всего советского периода охотничье и служебные направления в собаководстве развивались изолированно друг от друга, хотя принципы и основные правила их работы совпадали.
Что же касается остальных пород, которые впоследствии были названы любительскими, то их разделили по принципу размера: собаки декоративных пород, до 40 см в холке, оказались «прикреплёнными» к охотничьим обществам, а более крупные собаки попали в клубы служебного собаководства.
В конце 1972 года из ДОСААФ решением его руководителя генерал-майора А. Покрышкина как неслужебные породы были выведены доберманы, боксеры, доги, ньюфаундленды и сенбернары. И это решение послужило началом образованию нового любительского направления в отечественном собаководстве: отчисленные и декоративные породы объединились.

Первое любительское общество, МГОЛС, было образовано в 1973 году в Москве. В дальнейшем МГОЛС, в котором собрались лучшие экспертные кадры, ушедшие из ДОСААФ, задавало тон, утверждало правила и положения, которыми руководствовались любительские общества всей страны.
Племенная, выставочная и дрессировочная (полевая) работы в собаководстве на всех его направлениях проводились разрозненно на местах, хотя и по общим правилам.
Каждое общество (клуб) выдавало свои родословные, и единая база по культивируемым в стране собакам отсутствовала.
Клубы (общества) регулярно привлекали наиболее компетентных специалистов к преподаванию на различных курсах, на которых первоначально готовили инструкторов по племенной работе или дрессировке, а затем экспертов (судей) по собаководству.
Присвоение экспертных званий в системе охотничьего и любительского собаководств до
1985 года проводилось Всесоюзной квалификационной комиссией при Всесоюзном кинологическом совете (ВКС) МСХ СССР, образованном в 1966 году. В дальнейшем этим занимались квалификационные комиссии самих обществ.

Квалификация по служебному собаководству осуществлялась в системе ДОСААФ/РОСТО.
В 1989 году энтузиасты из служебного, охотничьего и любительского собаководств подняли на ВКС вопрос о необходимости вступления в FCI. Членство в FCI позволило бы легализовать в мире родословные на собак отечественного разведения, открыло бы возможность их участия в международных выставках, предоставило бы право на получение титулов международных чемпионов и сделало бы правомочным судейство российских экспертов за рубежом. ВКС поддержал эту инициативу.
Однако для вступления в FCI недоставало наличия признанной государством единой национальной кинологической организации, которая имела бы общую базу данных и централизованно выпускала родословные. Кроме того, деятельность такой организации должна была соответствовать Уставу FCI, положениям о племенной и выставочной работе и о судьях.
Всесоюзная федерация любительского собаководства (ВФЛС) была создана 15 апреля 1990 года на Учредительной конференции, собравшей представителей любительских обществ из всех советских республик. Был принят Устав, избран президиум, а также принято решение об участии ВФЛС в создании Всесоюзной кинологической федерации (ВКФ), которая и была образована 25 мая 1990 года.

Первоначально ВКФ была зарегистрирована в Ленинградском районе города Москвы. И все же не было уверенности, что для FCI такой регистрации достаточно. Путем долгих поисков нашёлся вариант регистрации во Всесоюзном экономическом обществе (ВЭО) по секции «Экономика охраны природоведения». Президентом ВЭО был тогдашний министр финансов СССР В. С. Павлов, впоследствии премьер-министр СССР. Будучи сам собаководом, Павлов поддерживал ВКФ и в 1991 году помог провести первую выставку ВКФ-91 на велотреке в Крылатском.

Весь пакет документов, необходимых для вступления в FCI, был передан президенту FCI Хансу Мюллеру (Hans Muller, Швейцария) летом 1990 года на Всемирной выставке в Брно, где проходила Генеральная Ассамблея FCI. Однако тогда же выяснилось, что от СССР подали заявки несколько кинологических объединений.
FCI долго не реагировала на наше обращение, и причины тому были разные — в первую очередь опасения по поводу принятия такой огромной страны, где отсутствовал привычный порядок в кинологии и которая тем не менее обладала рядом сильных пород, способных составить Западу самую серьезную конкуренцию. Беспокоились западные коллеги и о том, что русские захватят рынок, продавая своих собак по более низким ценам. Кроме того, претенденты на членство в FCI от альтернативных ВКФ советских организаций посылали многочисленные письма в FCI и даже направляли своих представителей с просьбой
не рассматривать ВКФ как представителя советской кинологии.

В результате FCI предложила конкурентам достичь какого-то соглашения, прежде чем рассматривать вопрос о членстве.
В ВКФ в это время происходило дальнейшее накопление базы данных, шёл обмен родословных, выданных клубами, на родословные ВКФ единого образца.
Отдельно проводилась работа по ознакомлению судей FCI с отечественным поголовьем на специально проведённых девяти выставках 1990–1991 гг. в различных регионах страны с расчётом на то, что эти судьи смогут донести свои впечатления до руководства FCI, способствуя формированию правильного представления о ВКФ.
В ВКФ происходила широкомасштабная переаттестация экспертных кадров, шла проверка их компетентности.
Прошедших «переаттестантов», кроме того, надо было практически обучить методике экспертизы FCI.

Эта новая для советской кинологии методика носила индивидуальный характер и требовала от эксперта умения за три минуты соотнести экстерьер каждой отдельно оцениваемой в ринге собаки со стандартом породы, немедленно дать её описание, вынести мотивированную оценку и только после этого произвести расстановку четырёх финалистов.
Старая общепринятая в СССР методика, основанная на попарном сравнении всех участников ринга и их последующей всеобщей расстановке, на отсроченном написании отчёта и на отсутствии временных ограничений при проведении экспертизы, принципиально отличалась от методики FCI.
В феврале 1991 года Устав ВКФ был зарегистрирован в Минюсте СССР в числе первых (за № 0014) и в нём были зафиксированы исключительные права ВКФ в области собаководства.
Одновременно ВКФ осуществляла контакты с руководством кеннел-клуба Великобритании и Американского кеннел-клуба, не входящих в состав FCI, добиваясь с их стороны признания нашей организации. Это было достигнуто в 1999 году, через четыре года после вступления в FCI.
В августе 1991 года произошел путч, и, хотя он был подавлен, стало ясно, что начинается развал СССР. Поэтому 12 сентября 1991 года прошла учредительная конференция по образованию Российской Кинологической Федерации (РКФ) как республиканского отделения ВКФ.

Членами РКФ первоначально были региональные клубы и общества собаководства в составе образуемых ими федераций по служебному, охотничьему и любительскому направлениям. Позднее при перерегистрации РКФ в Минюсте в 1995 году в связи с новым федеральным законом «Об общественных объединениях» структура РКФ была преобразована к форме союза, а её членами стали три федерации и присоединившаяся к ним позднее АНКОР (впоследствии
ОАНКОО).

Устав РКФ зарегистрировали в Минюсте России 10 октября 1991 года за № 337, и в FCI было направлено письмо с просьбой рассматривать РКФ в качестве правопреемника ВКФ.
Устав не содержал исключительного права на ведение кинологической деятельности, но замминистра юстиции С. Тетюк
посоветовала обратиться по этому поводу в Правительство РФ. В результате РКФ удалось добиться принятия постановления «О мерах по совершенствованию собаководства в Российской Федерации» от 7 мая 1992 года за № 290.
В нем РКФ наделялась исключительными правами на ведение перечисленных видов кинологической деятельности, важных для организации собаководства в стране, и на представительство за рубежом.
Кроме того, через Минсельхоз РФ государство оказывало поддержку федерации в вопросах кинологической деятельности и осуществляло в этом направлении контроль.
Это постановление было очень точно юридически обосновано и, несмотря на антимонопольный закон, сохраняло силу вплоть до 1995 года, пока государство не определило лицензирование как вид государственной деятельности
постановлением Правительства РФ № 290 (РКФ предоставлялось право на лицензирование экспертов-кинологов).
Постановление № 290 в то время значительно укрепило позицию РКФ в глазах FCI.
Одновременно это постановление стало своеобразным катализатором процессов, происходивших в то время в стране на волне борьбы с РКФ, которая в отдельных случаях переросла в дружбу, как то произошло с «Фауной», «Элитой», РКА. В результате эти три организации образовали упоминавшуюся выше АНКОР (впоследствии ОАНКОО), четвёртым членом РКФ.
В этом составе РКФ была принята в FCI в качестве контракт-партнера 21 декабря 1995 года, спустя 5 лет после подачи первого заявления.
Значительную роль в состоявшемся признании РКФ со стороны FCI сыграл предшествовавший этому визит в Москву в августе 1994 года вице-президента FCI Карла Райзингера, чей итог окончательно прояснил для FCI ситуацию в российской кинологии.

Тем не менее даже решение брюссельской Генеральной Ассамблеи FCI не остановило наших российских оппонентов,
и на Всемирный конгресс Кеннел-клубов, состоявшийся в Дублине летом 1995 года уже после Ассамблеи, прибыла делегация СКОР с намерением представлять Россию.
Однако хозяева конгресса — руководители ирландского Кеннел-клуба — быстро поняли и исправили ситуацию, предоставив мне как президенту РКФ почетное право судить Бест ин шоу на Национальном конкурсе «Чемпион чемпионов».

Переход российского собаководства на рельсы FCI в начальный период её существования проходил небезболезненно.
Касалось это в основном родословных, выпуск которых как регулярный источник финансовых поступлений клубы и общества не желали выпускать из рук. Однако вопрос централизованного изготовления родословных был краеугольным, так как только при наличии единой базы данных, хранящейся в РКФ, гарантировалась их достоверность. И федерации по направлениям сумели справиться с этой проблемой.
Всё же вплоть до 2002 года федерации продолжали выпускать внутренние родословные. Эта проблема не могла не беспокоить FCI, и поэтому позиция в отношении РКФ была твёрдой: только РКФ должна выпускать родословные.
Начиная с 2002 года выпуск родословных, в том числе внутренних, стала производить только РКФ, и благодаря этому вопрос о принятии РКФ в действительные члены FCI на Генеральной Ассамблее 2003 года был решён положительно.
Другой проблемой начального периода явились каталоги с предварительной записью на выставки, к чему руководители клубов не были приучены. Однако и эту проблему решили достаточно быстро.

Авторитет РКФ неуклонно рос. И летом 1999 года на Генеральной Ассамблее в Мехико было принято решение о переходе РКФ в ассоциированные члены FCI, а 3 декабря 1999 года в испанском городе Аликанте договор об ассоциированном членстве был подписан.
К 2000 году истекли мои полномочия как первого президента РКФ, избранного в 1991 году и избранного повторно на второй срок в 1994-м.
В феврале 2000 года следующим президентом РКФ стал Р. Р. Хомасуридзе, а спустя год на этом посту его сменил
А. И. Иншаков.
В настоящее время А. И. Иншаков возглавляет РКФ в качестве её президента, пройдя дважды переизбрание в 2005 и в 2010 году, находясь в этой должности 10 лет.
За это время РКФ превратилась в мощную организацию, стала действительным членом FCI (2003), лидируя в мире по количеству завоёванных титулов Интернациональных чемпионов и количеству клубов и занимая второе место по числу выставок ранга CACIB и ранга САС.

В базе данных РКФ находится более 7 миллионов собак.
Многие породы, культивируемые в системе РКФ, как отечественные, так и зарубежные, находятся на высоком международном уровне.
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:37

Российская Кинологическая Федерация построила свою "пирамиду"
МАРИНА ЛОЗИНСКАЯ

Источник: "Общая газета", 27.04.2000

Мавроди пусть отдыхает...

Эпоха финансовых пирамид завершилась. Но одна пирамида благополучно уцелела. Ее полное название - Союз общественных кинологических организаций "Российская Кинологическая Федерация" (СОКО РКФ).

ПРИНЯТО считать, что собачники - народ ушлый: выставки, вязки, щенки, бои - все эти удовольствия действительно требуют ума и сноровки. Но известно также, что на каждого мудреца довольно простоты.

Один мой знакомый, который в собачьем деле собаку съел, показывал мне недавно пять родословных своей борзой - одна на бланке для внутреннего пользования, две - экспортные, остальные - для участия в каких-то элитных соревнованиях.
- Зачем, - спрашиваю, - тебе столько?

- Сам не знаю, - отвечает, - вот навыдавали в РКФ, говорят, что без этих бумажек моему Дэну на выставки даже соваться нечего. В общей сложности заплатил полторы сотни долларов. Плюс участие в выставках по 300 рубчиков за раз. Просто захомутали, всех приличных собак под себя подмять хотят.

Он произносит эту аббревиатуру - РКФ - раздраженно, но с почтением. Так, наверное, древний человек произносил имя могущественного бога, который может и покарать, и благодатью одарить. Как РКФ удалось вызвать столь постыдное отношение к себе здравых и в большинстве своем не бедных граждан? Каким образом сумело руководство федерации распространить свою власть практически на весь кинологический рынок страны?

Управление и распоряжение четвероногой породной (и не только) собственностью российских граждан решил взять на себя первый президент РКФ Евгений Ерусалимский со товарищи еще в 1990 году. Они заявили о себе как о руководстве крупнейшего общественного движения России - тогда еще Всесоюзной Кинологической Федерации.

7 мая 1992 года, за несколько дней до отставки, и.о. премьера Егор Гайдар подписал "Постановление Правительства РФ" N 290. Оно давало руководству РКФ "исключительное право ведения родословных книг по культивируемым породам собак, выдачи родословных единого образца, утверждения стандартов по отечественным породам собак" и т.д., и т.п. Короче говоря, документ давал право на приватизацию российского собаководства. Евгений Ерусалимский и тогдашний куратор племенного животноводства в Минсельхозпроде Тенгиз Джапаридзе добились своего. А и.о. премьера, похоже, было невдомек, что в нашей стране собаководством занимаются миллионы и принцип перестройки его по жесткой западной модели, ориентированной на декоративно-любительский подход, разрушит уникальную, более профессиональную отечественную модель.

Надо заметить, что прежняя система отличалась заорганизованностью, но было в ней главное - собака оценивалась по ее природным и рабочим качествам, а не по толщине кошелька хозяина. Все собаководство бывшего СССР было "пользовательным". Охотничьи и служебные клубы жестко регламентировали использование собак определенных пород, отчитывались перед Всесоюзным Кинологическим Советом, диктовали цены на щенков - весьма скромные, заметим.

Злополучное Постановление N 290 действует и сегодня. РКФ как в 1992 году получила право контроля за вывозом собак за рубеж, так и продолжает его осуществлять. Каждый, кто хотел поехать на Украину или в США со своей собакой, должен был обращаться в ведомство Ерусалимского за разрешением на вывоз, даже если речь шла о дворняге без признаков родословной. Естественно, такое разрешение давалось не бесплатно. Государственный таможенный комитет РФ отменил выдачу этих разрешений как незаконную приказом N 428 от 10 июня 1996 года. Но до сих пор собачники берут в РКФ справки на вывоз своего "движимого имущества". Стоимость справки 20 рублей - пустяк, из-за которого никто не будет скандалить. А раньше и суммы были крупнее, и собаку надо было предъявлять "по месту получения разрешения". Сколько трагедий разыгрывалось на Шереметьевской таможне, когда людям приходилось бросать своих питомцев либо отменять поездку. Я знаю почтенного старика, который не поехал на ПМЖ в Израиль к дочери - не наскреб денег на справку: "Не смог я бросить собаку, жила ведь у нас 9 лет, членом семьи стала".

Хотим напомнить: при переезде через границу с животными надо представлять только ветеринарные документы. Ни одна родословная юридическим документом не является, ни одна организация не имеет права разрешать или запрещать вывоз собаки. Только Госветслужба по закону "О ветеринарии" может наложить запрет на транспортировку животного.

В РКФ задались вопросом: можно ли управлять человеком с помощью его собаки? Попробовали - получилось. И приступили к строительству финансовой пирамиды. На горизонте забрезжило вступление в FCI - одну из международных организаций собаководов. Это давно сложившаяся организация любителей собак, вполне успешно действующая в благополучных странах. С одной стороны, FCI опирается на развитый зообизнес. С другой - на профессиональные собачьи фермы породных собак. Естественно, собачья ферма - это налогооблагаемый бизнес. Везде. Только не в России. Размер дохода владельца питомника оценить трудно, многое зависит от рыночной конъюнктуры. Но составить общее впечатление можно по установившимся у нас ценам на собачье потомство. Скажем, щенков породы фила бразилейро сегодня продают за 2-5 тысяч долларов, йоркширские терьеры стоят от 1000 долларов, лабрадоры - 500-800. Собачьи фермеры налоги платить готовы, но налоговые органы пока не проявили интереса к этому виду бизнеса, и РКФ это вполне устраивает.

- Я ведь занимаюсь разведением собак не только ради денег, - хозяйка крупного питомника под Звенигородом, похоже, и впрямь не бедствует: джип, полгектара земли, трехэтажный дом, во дворе - около 20 вольеров. - Для меня это еще и научная деятельность. Но что получается: закон "О племенном животноводстве" не распространяется на племенное разведение собак. Значит, на собачью родословную не распространяется и понятие о селекционной работе, с вытекающими отсюда авторскими правами. Десятки лет, которые я потратила на селекционную работу, можно считать, пропали даром - данные моих родословных, попадая в систему РКФ, превращаются в интеллектуальную собственность этой организации. Сколько раз они изменяли данные моих собак, а ответственность за это никто не несет.

Итак, для присоединения к FCI нужно было собрать побольше собак, поменять им родословные и получить по два доллара с носа или хвоста. На сегодня, по разным данным, в картотеке РКФ то ли 5 миллионов особей, как сказано в справочнике "Деловые страницы России. ЗОО - 2000" (с. 88), то ли в два раза больше, как заявил в январе Евгений Ерусалимский. Стало быть, от 10 до 20 миллионов долларов переводят "российские собачьи фараоны" в FCI в качестве ежегодных взносов. За это они получают право выставлять "своих" собак на международных выставках, торговать щенками на экспорт.

Обмен родословных начался сразу после получения особых полномочий осенью 1995 года. Премьер Виктор Черномырдин подписал Постановление Правительства N 1145 "Об упорядочении деятельности по развитию собаководства". А в феврале 1996 года по следующему Постановлению N 193 Министерство сельского хозяйства и продовольствия РФ объявило конкурс на право возглавить отечественное собаководство. РКФ выигрывает на основании того, что в его компьютерной базе данных оказалось 5 миллионов собак. Гораздо больше, чем у других организаций. Как этих собак считали? Очень просто: за каждой живой собакой и ее реальным владельцем в базу занесли еще 30 живых и мертвых предков.

Весной 1996 года всем собачникам России сообщили, что если они немедленно не обменяют старые родословные на новые, выдаваемые в РКФ, то их собаки станут дворняжками с неподтвержденным происхождением. Толпы хозяев с кипами бумаг и наличными съезжались со всей страны. Деньги и документы сдавали простые собаководы-охотники, хозяева служебных псов. Людям пообещали, что они смогут пользоваться общей картотекой, что родословные будут единого образца. В результате попасть в базу данных РКФ не могут даже президенты национальных клубов по породам. Образцы родословных менялись множество раз. И после каждой замены требовались новые взносы.

Для борьбы со строптивыми владельцами собак проверка и обмен документов - лучший способ. Строители "пирамиды РКФ" этим пользуются. Взял да и выбросил происхождение собаки своего конкурента. Вчера она была породистой, а сегодня - доброго слова не стоит, и щенки ее тут же обесцениваются. За отданные деньги и пачки родословных руководители многих клубов получали квитанцию о "добровольном взносе". Ничего не докажешь.

Пирамиду РКФ долгие годы выстраивали, сами об этом не догадываясь, доверчивые российские собачники. Нынче власть в РКФ переменилась. Евгений Ерусалимский ушел на "заслуженный" отдых. Знает ли его преемник г-н Хамасуридзе, что у собак есть собственники и помимо РКФ - граждане России?
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:38

Воспоминания о ДОСААФ И МГОЛС

автор: Евгений Розенберг

Статья подготовлена по инициативе журнала "Если у вас есть собака"

Любителей доберманов, боксеров, догов и некоторых других пород выгнали из системы ДОСААФ в 1972 году. Подписал исторический приказ генерал-майор танковых войск, фамилию его уже не помню. Формулировка была примерно такой: с 1 января 1973 года считать перечисленные породы не служебными, из системы ДОСААФ их исключить и перевести в клубы декоративного собаководства. Конечно, это был полный вздор, хотя бы потому, что ДОСААФ не имел права что-либо приказывать клубам декоративного собаководства. Так мы оказались со своими собаками просто на улице.
Ничего не оставалось кроме попытки как-то объединиться с декоративщиками. Их клуб в Москве располагался в небольшом подвале на Хорошевском шоссе. Возглавлял его пожилой гражданин пройдошистого вида Николай Клавдиевич Волков. Собаки его не интересовали в принципе. В углу кабинета валялись пачки родословных. Об учете, разумеется, и речи не было. В одной родословной могли мирно соседствовать пекинесы и японские хины, в другой - пинчеры и той-терьеры… Здесь просто разводили маленьких собак. Приходили старушки, расстилали на столе газету, на нее клали жареную курицу и огурцы, ели, пили чай, обсуждали семейные проблемы, целовали собачек. С удивлением и без всякого интереса они узнали от нас, что существуют правила разведения собак, такие науки как зоотехния, генетика.
Бывшим досаафовцам как-то трудно было примириться с тем, что их собаки в одночасье превратились в декоративные. Решили создать на базе декоративного клуба новую организацию, объединяющую любителей собак разных пород и назначений - Московское городское общество любителей собак (МГОЛС). Сформировали организационный комитет, в который сначала вошли Р.Пушкарская, И.Греч и я. Для придания солидности позже включили в него и самого авторитетного советского кинолога А.Мазовера, а также представителя декоративщиков Н. Волкова.
Мы не сразу догадались, что Волкову вовсе ничего не хотелось менять. Он быстренько скумекал, что дотошные варяги помешают ему осуществлять разные манипуляции с родословными и не оставят на его единоличное распоряжение финансы нового клуба. Во всех инстанциях, куда Волков от имени оргкомитета обращался, он убеждал чиновников не поддерживать создание нового клуба.
Проходил месяц за месяцем, а дело не двигалось. Случайно мы узнали, какую пропаганду в начальственных кабинетах ведет наш Николай Клавдиевич. К этому времени мы успели уже фактически убедиться в том, что свою работу в декоративном клубе он довольно беззастенчиво и, конечно, противозаконно использовал для улучшения собственного материального положения.
Я сходил к своему знакомому Михаилу Постникову, занимавшему важный пост в Моссовете, и попросил о помощи. Михаил Александрович пригласил Волкова к себе на ковер, рассказал, какими фактами располагает и предложил на выбор: добровольное увольнение или тюрьму. Волков принял первое предложение… А пару дней спустя Постников позвонил мне вечером и потребовал к утру подготовить устав новой организации и принести его в Моссовет на рассмотрение и утверждение. Всю ночь мы с Пушкарской корпели над сочинением документа. Главная идея, которую хотелось внедрить, - демократизация любительского собаководства. Мы так наелись солдафонской авторитарностью ДОСААФ, что хотели на юридическом уровне закрепить другие принципы.
Устав МГОЛС был утвержден 17 августа 1973 года. Началась принципиально новая эпоха советского собаководства. Опираясь на московский прецедент, аналогичные организации мгновенно появились на всей территории СССР.
Уже в августе МГОЛС в авральном порядке подготовил и провел свою первую выставку - на главной площадке страны - ВДНХ. К этому событию я успел опубликовать брошюрку "Служебная собака - доберман". Название было в ней самым главным, своего рода вызовом решению ДОСААФ.
С этой брошюрой связан смешной эпизод выставки. Я написал на листке бумаги объявление : "На ринге номер 3 продается б р о ш ю р а "Служебная собака - доберман" и попросил одного из распорядителей выставки зачитать текст через громкоговоритель. Не успел отойти от микрофона и на десять шагов, слышу голос на всю выставку: "На ринге номер 3 продается б р о ш е н н а я служебная собака доберман".
Народ заволновался. Собаку не успели потерять, а ее уже продают…
При подготовке учредительной конференции нового общества, которая определяла на несколько лет задачи и выбирала правление, мы поторопились. Бывших служебников, успевших узнать о создании нового общества, было еще не так много. Адреса и телефоны остальных оставались в клубе служебного собаководства. И поэтому на конференции делегатов от служебников было гораздо меньше, чем от декоративщиков. Что тут началось! Старушки нас страшно испугались: пришли какие-то чужаки, напористые, с другими представлениями о собаководстве, а ведь все было так хорошо, по -домашнему… Поэтому первую часть конференции они посвятили попыткам не допустить избрания в состав правления А.П. Мазовера. Мы столкнулись с неслабыми оппонентами. Они еще не забыли о своем славном опыте коммунальных кухонных баталий и бодро взялись за дело. В чем только не обвинили Александра Павловича! Конечно, я за него вступился. Когда они поняли, что Мазовера не свалить, последовала вторая часть наступления, посвященная уже мне. На трибуну поднялась совершенно незнакомая мне дама преклонных лет и рассказала, как я ее бил. Свою взволнованную речь она завершила риторическим вопросом в зал: "Как вам не стыдно, Евгений Григорьевич, вы ведь пожилой человек". Мне было 27 лет, она никогда меня не видела, а готовившие ее выступления товарки забыли ей сообщить о моем возрасте. Впрочем, закаленных ветеранок эта накладка совершенно не смутила. Александр Павлович промолчал.
С тех пор у меня установились очень сложные отношения с декоративным "бомондом". Ему не нравились мои настойчивые призывы работать по правилам. Потом у меня возник конфликт с городским отделом ветеринарии, который почему-то считался куратором МГОЛС от Моссовета и пытался вмешиваться в дела собаководов. В таких случаях со ссылкой на официально утвержденный устав МГОЛС, не прудусматривавший подчинения ветеринарной службе, я рекомендовал этим чиновникам не беспокоиться. Мазовер же демонстрировал готовность подчиняться. Всю жизнь его пугали, многих друзей-кинологов истребили практически на глазах. Жизнь давно приучила его к унижениям. Помню, однажды на большой выставке генерал Григорий Пантелеймонович Медведев крикнул во всю глотку: "Мазовер, ко мне!". Обожаемый нами Александр Павлович , к этому времени уже не служивший в армии, безропотно потрусил к бывшему начальнику. Не знаю, каким был Александр Павлович в молодости, но в зрелые годы он чрезмерно опасался столкновений с начальством. Будучи председателем правления МГОЛС, он не раз подписывал какие-то случайные бумаги только потому, что кто-то надавил на него. Месяцами, а то и годами нам приходилось суетиться, что бы исправить сложившееся из-за этого положение. А Александр Павлович лишь виновато улыбался.
Из-за такой податливости Мазовера однажды я оказался в дурацком положении. Министерство сельского хозяйства, в котором действовал Кинологический совет, вдруг выпустило очередной циркуляр, касавшийся работы экспертов-кинологов. Документ этот являл собой конгломерат нелепостей. От имени МГОЛС я заявился к заместителю министра Гольцову и довольно легко доказал ему, что этим циркуляром пользоваться невозможно. Желая укрепить успех, я заявил также протест по поводу игнорирования Кинологическим советом мнения самой большой в стране кинологической организации при подготовке таких документов. Замминистра немедленно вызвал руководителя Совета и потребовал объяснений. Тот сказал, что все было согласовано с МГОЛС и действительно предъявил бумагу, завизированную А.П.Мазовером.
Я очень высоко ценил вклад А.П.Мазовера в собаководство, многому у него научился. В полном смысле слова он моим учителем не был, но мы много общались, часто вместе судили выставки и соревнования по всей стране, в течение нескольких лет ежедневно встречались на Казанском вокзале и ехали на работу в Вешняки. Я дрессировал там собак для слепых, а за забором располагался племенной питомник "Красной Звезды", которым руководил Александр Павлович.
Благодаря своей эрудиции, интеллигентности и доброжелательности Мазовер очень выделялся на общем фоне и легко располагал к себе людей. В юности он много сделал в разведении доберманов. Тогда у него была кличка Сашка-доберман. После войны Александр Павлович разводил немецких овчарок и другие породы в военном питомнике "Красная Звезда", игравшего очень важную роль в отечественном собаководстве того периода. Это была большая фабрика по воспроизводству собак. Там же отрабатывались основные направления в разведении немецкой овчарки.
Почти все восточно-европейские овчарки послевоенного периода были потомками трофейных собак, которых под руководством Мазовера эшелонами вывезли из поверженной Германии в 1945 году. У самого А.П. был знаменитый черный кобель Альф из питомника Геринга.
Мазовер был собаководом от Бога. Экспертиза его всегда была четкой, ясной и неоспоримой, глаз и вкус никогда не подводили. Он мгновенно находил контакт с самыми злобными и необузданными собаками и запросто влюблял их в себя. Да и сам обожал собак безмерно. Кроме того, он заботливо опекал собак, которые в этом нуждались. В холодных вольерах "Красной Звезды" помимо лохматых собак жили и короткошерстные - палевый дог Пурш, доберманша Нега и другие. А.П. их подкармливал в холодные дни, гулял с ними, чтобы они согрелись, не перепоручая бедолаг равнодушным солдатам. Иногда, когда не мог сам, звонил мне с просьбой погулять с его подопечными.
Мазовер написал несколько замечательных книг, которые и сегодня не утратили своей ценности. На советский дух и цитаты из Сталина и Лысенко в его книгах не стоит обращать внимания. Тогда это было условием для публикации. Лекции по собаководству он читал гениально и воспитал огромное число учеников.
Избегавший конфликтов, Мазовер умел и ненавидеть. Я знал двух его неутомимых врагов - Евгения Яковлевича Степанова и его жену Елену Орловскую. Степанов был хорошим ветеринаром и квалифицированным экспертом- кинологом, страстным собирателем анималистической скульптуры. Красавица Орловская в молодости занималась балетом, в зрелые годы увлеклась кинологий и тоже стала судьей всесоюзной категории. Но мне кажется, главной страстью этой четы была борьба с Мазовером и другим специалистом по немецкой овчарке - Ю.И. Шар. Средства для борьбы они не выбирали.
В самом начале 60-х годов Степанов собрал московских специалистов и прочел лекцию о крипторхизме собак. Большинство из нас понятия об этом не имели. После лекции в правила экспертизы было внесено требование проверять собак на наличие этого дефекта. В целом инициатива имела положительный эффект. Но Евгений Яковлевич преследовал не только просветительскую цель. В своей лекции он привел ряд фактов широкого использования Мазовером и Шар крипторхов при разведении овчарок. Далее Степанов настойчиво внедрял в сознание собаководов и - главное - начальников служебного собаководства, что крипторхизм генетически сцеплен с пороками нервной системы, слабостью ушных хрящей и массой других аномалий, приводящих к утрате рабочих качеств собак, применяемых в Советской армии, на границе, органами безопасности и пр. Следовательно, такое подрывное разведение наносит серьезный ущерб армии и стране. Отсюда вытекал естественный для той эпохи, еще не забывшей сталинщину, вывод: в советской кинологии орудуют враги.
Не могу утверждать, что эта "критика" кинологами воспринималась всерьез, но курьезы случались. Оценивая овчарку с "мятыми" ушами, одна из судей в описании отмечала: "Уши со следами крипторхизма". Другие спецы призывали изъять из разведения всех потомков крипторхов Ингула и Тайшета. Сведения о крипторхизме этих самых популярных в свое время производителей были весьма сомнительны. Степанов и Орловская ссылались на сообщение инструктора по вязкам, их близкого приятеля. Проверить эти сведения было невозможно, так как ни Ингула, ни даже Тайшета давно не было в живых. А их потомками были около 90% поголовья восточно-европейских овчарок.
Борьба с наветом стоила Мазоверу и Шар цистерны крови. Просто отмахнуться от обвинений не удавалось, поскольку их всерьез рассматривали не специалисты, но бдительные люди в погонах, обличенные властью.
Когда эта кампания более или менее утихла, Степанов с Орловской объявили, что восточно-европейская овчарка сильно уступает по экстерьеру и рабочим качествам немецкой овчарке в Германской демократической республике и виновны в этом отставании все те же лица. Некоторые из аргументов, возможно, были справедливы: ВЕО были красивыми собаками, но несколько излишне удлиненными, крупноватыми и тяжеловатыми. Причем удлиненный формат приветствовался судьями. В описаниях отмечали "прекрасно растянутый корпус". О разводимой в ФРГ овчарке того периода мало кто знал и любая форма сотрудничества с Западной Германией исключалась. Так что реально можно было сравнивать наших восточно-европейских овчарок только с собаками ГДР. И совсем не факт, что разница была в пользу немецкой овчарки. В массе мы не могли видеть и собак братской ГДР, но те из них, что случайным самотеком попадали в СССР или были привезены закупочной конторой Зоообъединения, производили удручающее впечатление.
Широко использовавшийся сторонниками Степанова-Орловской немец Нитус, живший в "Красной Звезде", а затем отданный поклонникам в г.Горький, был очень труслив и нехорош собой. Мне пришлось в Горьком судить овчарок, когда ринг был заполнен в основном его детьми и внуками. С трудом в очень многочисленном ринге мне удалось оценить на "очень хорошо" 2-3 собак. Остальные были на оценку "хорошо" и "удовлетворительно".
Сторонники Степанова особенно последовательными были на Украине. Прошло немало лет прежде , чем стали раздаваться тревожные голоса о печальном состоянии породы в этой республике. ЦК ДОСААФ направил туда большую комиссию во главе с А.П. Мазовером. То, что они увидели, изумило даже опытных специалистов. Собаки были разнотипные, но в основном очень примитивного облика, мелкие, тонкокостные, взвинченные, со сваленными на сторону и завернутыми в кольцо хвостами. По результатам работы комиссии ДОСААФ принял постановление, в котором указывалось, что Степанов и Орловская нанесли ущерб собаководству и их деятельность должна быть пресечена.
Правоту Мазовера и Шар признали только потому, что она была более, чем очевидна.
Много лет и в целом успешно возглавляла разведение овчарок в Москве Юдифь Исаевна Шар. Москва была главным законадателем для всех регионов СССР и положение руководителя московского клуба означало полное доминирование и по всей стране. Как специалист, Шар пользовалась непререкаемым авторитетом, к ее словам прислушивались, результаты ее разведения впечатляли. По своему характеру она была полной противоположностью Мазовера: властная, резкая, обожавшая лесть, имевшая своих любимчиков среди людей и собак, не слишком склонная к объективности суждений. Не думаю, что она была хорошим организатором, но по неписанным законам тех лет, кто начальник, тот и прав.
"Овчаристы" были в основном простоватым народом, их не только не смущала грубость патронессы, иногда вполне добродушная, но они уважали ее отчасти именно за это. Для них она была своим парнем, и ее из года в год избирали руководителем секции ВЕО.
Впервые я столкнулся с Шар во время первых в моей жизни соревнований по буксировке лыжников. Мы с приятелем прибыли со своими доберманами на соревнования, волновались ужасно, а с правилами были знакомы поверхностно. Обратились с вопросами к главному судье соревнований Шар. В этот момент она ожидала начала выступления своего фаворита - прекрасного кобеля-овчарки Рейна. Мы отвлекли ее и, не слишком церемонясь с пацанами, она просто как-то брезгливо отмахнулась : "Отстаньте со своими доберманами". Полчаса спустя мы вновь вынуждены были обратиться к ней с вопросом, чем прикреплять нагрудные номера. - "Соплями своими". Это был такой изящный намек на наш возраст.
Позже, когда мы с ней даже подружились, я понял, что грубость отчасти была ее маской, она пыталась защититься от постоянно ожидаемых нападок, бесцеремонности. В обычной жизни она была вполне приветлива, любила гостей, прекрасно их угощала, в том числе незабываемыми фруктовыми салатами, понимала шутки и умела защитить симпатичных ей людей. Но власть сильно развращала и порой она не чувствовала границ.
Руководство ДОСААФ, отставные генералы и полковники, терпеть не могли Мазовера и Шар. Избавление от Степановой и Орловской не принесло ожидаемого облегчения. Воспользовавшись как поводом какими-то заявлениями о грубости Шар, ЦК ДОСААФ просто взял и отстранил ее от руководства клубом. А ведь на эту должность она была избранна собранием любителей породы. За Шар наиболее активно и действенно вступились в основном любители боксеров, доберманов, догов и ряда других пород, которых армия не использовала. Все эти породы давно были как бельмо на глазу для служак, не понимавших, зачем вообще нужны породы, которых нельзя поставить на пост. А тут еще и их владельцы, которые смеют голос поднимать. Грамотеи очкастые, они на законы, видишь ли, ссылаются, цитируют параграфы… Выгнать всех к чертовой матери из ДОСААФ. Отсюда и приказ о признании доберманов и пр. неслужебными породами.
В МГОЛСе я возглавил племенной совет и пригласил в него бывших ведущих овчаристов, оказавшихся не у дел, Шар и И.Л. Кузнецкую. Неожиданно для себя я столкнулся с угрюмым сопротивлением Александра Павловича Мазовера. Против приглашения деликатной и бесконфликтной Ирины Львовны Кузнецкой он ничего не имел, но Шар… Оказалось, что он не очень-то готов вновь терпеть ее рядом с собой. И не только из-за ее трудного характера.(Напуганная изгнанием из ДОСААФ, она растерялась, вела себя на удивление тихо, реально помогала молодым собаководам приобщиться к кинологии, стать специалистами.) Я думаю, что обретя, наконец, покой в МГОЛС и вполне отчетливо ощущая атмосферу поклонения собственному таланту, он не захотел ни с кем делить свой авторитет. Он предупреждал меня, что Шар создаст проблемы. Я не послушал.
В МГОЛСе впервые собаководы получили возможность самостоятельно формировать кинологические правила. В ДОСААФ такого отродясь не было. Правила нам спускали откуда-то сверху, нам оставалось только вытянуться по стойке "смирно" и неукоснительно их выполнять даже в тех случаях, когда они противоречили всему, включая здравый смысл. Например, запрещался один из основных методов разведения - инбридинг. Каждый случай применения инбридинга необходимо было согласовать с городским комитетом ДОСААФ. Это означало необходимость хождения по кабинетам, получение подписей у какого-нибудь майора-пехотинца.
В основу разработанных нами же в МГОЛС кинологических норм мы верили и уж, конечно, хотели, чтобы они соблюдались. Наше Общество состояло из клубов по породам, каждый из которых имел комиссию по разведению. Ежегодно эти комиссии создавали селекционную программу (план разведения) и затем утверждали ее публично на заседании общего Племенного совета. Иногда эта работа клубными комиссиями выполнялась грамотно и ответственно, иногда нет.
Утверждение плана разведения было фактически экзаменом на кинологическую зрелость и не всем легко давалось. В поисках популярности Юдифь Исаевна стала заигрывать с представителями разных клубов, закрывала глаза на их ошибки, нечаянные или даже намеренные. На этой почве у нас с ней возникли серьезные разногласия. Передо мной возникла дилемма: либо попросить Шар удалиться из комиссии, либо уйти самому. В МГОЛС у меня было много и других дел, я руководил клубом доберманов и бассетов, а вывести Шар из племенной комиссии означало вывод ее за границы собаководства вообще. Этого мне не хотелось, да и признаваться в правоте Мазовера относительно нашей общей подруги не хотелось тоже. Я потихоньку удалился из племкомиссии. Неловкости Шар не испытала. Более того, она присоединилась к моим противникам в Ветеринарном отделе Моссовета и приняла участие в подготовке постановления об исключении из МГОЛС нескольких членов его правления за нарушения указаний Моссовета. Так одна общественная организация(Моссовет) исключила людей из другой общественной организации(МГОЛС). В списке нарушителей оказался и я, несмотря на то, что ничего не мог нарушить, т.к. не был членом Правления. Да и нарушений-то не было вообще.
В уставе МГОЛС не значились породы собак, запрещенные к регистрации. Поскольку общество хорошо работало и было очень популярным, то к нам перешли со своими собаками владельцы пород, которых можно было регистрировать и в охотничьем обществе и в клубе служебного собаководства. Конечно, массовый исход подрывал другие клубы. Вместо того, чтобы улучшить свою работу и сохранить людей и собак, они пустились в демагогию и склоку. Стали доказывать чиновникам Моссовета, что если любители овчарок и ризеншнауцеров перейдут в МГОЛС, то их собаки утратят рабочие качества и не смогут соответствовать требованиям армии, а если в МГОЛС перейдут владельцы спаниелей, это подорвет охоту и также нанесет ущерб государству.
Список исключенных Моссоветом возглавляла Татьяна Никулина, входившая в состав правления и инициировавшая вступление в МГОЛС владельцев ризеншнауцеров, несмотря на возражения Моссовета. Я растолковал ее мужу знаменитому артисту Юрию Никулину, насколько нелепо и противозаконно карательное постановление. Запасшись аргументацией, он направился в оплот справедливости Моссовет. Решение не отменили, но Татьяну Никулину из расстрельного списка вычеркнули.
Вскоре к власти в стране пришел М.Горбачев, снял ограничения по созданию новых клубов по интересам. Вместе с друзьями я организовал объединение "Зоосфера". Здесь начался период моего счастливого собаководства.
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:39

Собачья должность
Как общественная организация становится монополией

ПИРАМИДОСТРОЕНИЕ
Автор: Владимир КОРЕНЕВ
Источник: № 19 (7227) 25 - 31 мая 2000г.
Газета "Культура"


7 мая 1992 года премьер Е.Гайдар "подмахнул" постановление Правительства РФ № 290, ставшее краеугольным камнем в строительстве "пирамиды Российской кинологической федерации". Справедливости ради надо заметить, что в прежней системе советских общественных организаций было много совковой заорганизованности, но было главное - собака оценивалась по ее природным качествам и достижениям в деле, а не по толщине кошелька ее хозяина.
Постановление дало руководителю РКФ Евгению Львовичу Ерусалимскому и стоявшему за ним тогдашнему куратору собаководства в Минсельхозпроде Тенгизу Григорьевичу Джапаридзе "исключительное право ведения родословных книг по культивируемым породам собак, выдачи родословных единого образца, утверждения стандартов по отечественным породам собак, установления правил разведения, экспертизы и дрессировки собак, осуществления кинологического контроля при вывозе собак за рубеж, лицензирования экспертов-кинологов". То есть право на приватизацию российского собаководства, быстренько переименованного в кинологию. Постановление № 290, действие которого продлилось всего несколько месяцев, до сих пор красуется на досках объявлений разных РКФовских клубов, и всяк туда входящий может принять эту "липу" за чистую монету.
Это фонарю "до фонаря", кто его хозяин. Управлять и распоряжаться четвероногим движущимся, кусающимся имуществом без согласия самого "имущества" просто невозможно. И со стоимостью этого имущества большая проблема. Стоимость породной собаки определяется ее родословной и исходя из нее - модой, рынком, рекламой, мнением разных "специалистов". Однако породная собака - это еще и инструмент для производства щенков, обладающих рыночной стоимостью. Любой клуб - это, в сущности, "рейтинговая контора", и руководство клуба легко может управлять сегментом этого рынка. "Конкурсы красоты", устраиваемые РКФ теперь уже по всей России, - не что иное, как спланированные коммерческие акции, на которых, как известно, большинству собаководов результаты известны заранее.
РКФ как получила в 1992 году право контроля за вывозом собак за рубеж, так и продолжает выдавать "разрешения". Каждый, кто хотел поехать на Украину или в США со своей собачкой, должен был обратиться туда и только туда за разрешением, даже если эта собачка - дворняга без каких-либо признаков родословной. Естественно, такое разрешение давалось не бесплатно. Достаточно позвонить в офис этой конторы, и вам ответят, что разрешение на вывоз собаки можно получить в Центральном клубе служебного собаководства, что в Селиверстовом переулке, на Сретенке, в Москве.
Государственный таможенный комитет РФ отменил выдачу этих разрешений как абсолютно незаконную приказом № 428 от 10 июня 1996 года. Но, представьте себе, до сих пор одураченные собачники все берут и берут в РКФ эти справки на вывоз своего движимого имущества. Стоимость ее на сегодня всего 20 рублей - ерунда, чтобы в случае скандала можно было отвертеться. А раньше и суммы были покрупнее, и собачку надо было предъявлять "по месту получения разрешения". А сколько настоящих трагедий разыгрывалось на Шереметьевской таможне, когда людям приходилось либо бросать своих собак в аэропорту, либо отменять поездку. (К слову, ни на какой другой таможне этих "разрешений" не спрашивают). Как насчет компенсации морального и материального ущерба гражданам РФ за незаконные действия руководства РКФ? Еще раз хотим напомнить соотечественникам: пересекая со своими животными государственную границу России, вы должны представлять только ветеринарные документы. Все прочие требования - чистокровная коррупция! Ведь ни одна родословная никакого клуба юридическим документом не является.
Попробовали договориться с таможней - получилось, теперь можно было приступать к строительству финансовой пирамиды. На горизонте забрезжило вожделенное вступление в МКФ - Международную кинологическую федерацию - одну из давно сложившихся организации любителей собак, вполне успешно действующую в благополучных странах с многочисленным "средним классом". В большинстве этих стран охоты практически нет, силовые структуры имеют прекрасные возможности развивать ведомственное служебное собаководство.
И "частные" собаки, независимо от породы, в этих странах перешли в область доступного досуга. Их рабочие качества просто не существенны. В категорию живых игрушек, конечно, любимых, сытых, ухоженных, но все-таки игрушек перешли серьезные и опасные породы. С одной стороны, упомянутая организация опирается на развитый зообизнес. С другой - на профессиональные собачьи фирмы - питомники породных собак, производящие животных на продажу. Естественно, что собачья ферма - это налогооблагаемый бизнес. Везде. Только не в России.
Написанный и переписанный устав Союза кинологических организаций РКФ содержит обязательные для российских организаций такого формата декларации "о развитии и совершенствовании законодательной базы". Два проекта, имеющие отношение к ее деятельности - Московский закон "О животных" и Федеральный "О защите животных от жестокого обращения", - подверглись их резкой критике, вплоть до организации демонстраций. Немудрено, ведь СОКО РКФ трудится над "международным лицензированием" частных питомников. Ни одна копеечка не попадает в госбюджет, деньги за псевдолицензирование попадают в бюджет РКФ, и деньги немалые.
Для присоединения к Международной кинологической федерации нужно было собрать побольше собак, поменять им родословные и приготовить денежки - по два доллара с носа или с хвоста. Чем больше - тем лучше. На сегодня по разным данным в картотеке РКФ то ли пять миллионов особей, как сказано в справочнике "Деловые страницы России. Зоо-2000" (стр. 88), то ли десять, как заявил, еще не снятый тогда первый президент СОКО РКФ Е.Ерусалимский. Можно на досуге посчитать, сколько миллионов "зеленых" переводят "российские собачьи фараоны" своим совсем не бедствующим западным коллегам.
Обмен родословных начался почти сразу после получения особых полномочий, осенью 1995 года. Тогдашний премьер правительства В.Черномырдин вынес Постановление № 1145 "Об упорядочении деятельности по развитию собаководства". А в феврале 1996 года по другому Постановлению - № 193 - Министерство сельского хозяйства и продовольствия РФ объявило проведение конкурса на право возглавить отечественное собаководство. СОКО РКФ выигрывает этот конкурс на основании того, что в его компьютерной базе данных оказалось пять миллионов собак. Откуда такая роскошь? Как этих собак считали? За каждой живой собакой и ее реальным владельцем в базу данных заносится еще 30 живых и мертвых предков этой собаки. Если провести простой подсчет, и разделить 5000000 на 30, то получается более реалистичная цифра.
Заглянуть в святая святых - базу данных СОКО РКФ не могут даже президенты "национальных клубов по породам РКФ", не говоря уже о рядовых плательщиках взносов. Образцы родословных менялись множество раз. И каждый раз требовались все новые денежные взносы - торговля резаной бумагой шла и идет полным ходом. У особо доверчивых владельцев скопилось по пять и более родословных разного вида и даже содержания. Одни бланки для внутреннего пользования, другие - "экспортные". Стоит такая бумажка сегодня 30 долларов. Существует только в РКФ. Все другие, не российские собаководы из стран - членов МКФ, благополучно пользуются родословной, напечатанной на языке страны, где родилась собака, и выданной один раз.
Эту аферу всероссийского масштаба провели с блеском, не хуже г-на Мавроди. И на вполне законных основаниях, точнее, на полном отсутствии каких бы то ни было законов на эту тему. "Закон о племенном животноводстве РФ" относит племенное разведение собак к "иному законодательству", которого нет. Значит, на собачью родословную не распространяется и понятие о селекционной работе с вытекающими отсюда авторскими правами и правом интеллектуальной собственности. Короче говоря, десятки лет трудов селекционера-кинолога, его достижения, занесенные в родословные четвероногих созданий, при попадании в систему РКФ за деньги самого селекционера "де-факто" превращаются в интеллектуальную собственность этой организации.
Попадают люди в РКФ, не вступая в нее. Занятно, правда? Вы купили щеночка - и попали. К щеночку прилагается бумажка, на бумажке написано, кто мама, а кто его папа. Вместо печати юридического лица на бумажке может стоять просто штамп лица физического - "питомника РКФ", передавшего свои права "головной организации". Племенные же документы на взрослую собаку "умные головы" из руководства СОКО РКФ выпускают просто без всякой печати (с ее полиграфическим изображением), и сей "документ", разумеется, никакой юридической силой не обладает.
Чтобы получить трехколенную родословную на свою подросшую собачку, вам необходимо сделать еще целый ряд денежных взносов и совершить целый ряд действий. Ваша собака становится достойным представителем породы, а вы при ней - владельцем. Вам потом объяснят, на какие выставки, соревнования, испытания ваша собака может ходить, а на какие - ни в коем случае. И вы - в РКФ. Никакое заявление о вступлении в организацию, тем более ознакомление с ее уставом вам не грозит. Если вы предпримете нечто неугодное РКФ - вам письменно сообщат о наложенных взысканиях.
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:40

Кто руководит РКФ... Легенда РКФ Е.Л. Ерусалимский.

СТРЕЛЬБА ИЗ ЛУКА ПО МАЯТНИКУ

"Стрельба из лука по маятнику" опубликована в
журнале "Вестник РКНО", № 1 (1997)
Автор А. КУЗНЕЦОВ

Критика биомеханической модели собаки Е.Л. Ерусапимского
Статья «Модельный подход к вопросам сложения, движения и разведения собак (Биомеханические постулаты. Селекционные инварианты)»

В российском собаководстве нет другой личности, так много сделавшей для его развала, как Е. Ерусалимский. Его «научные» изыскания в кинологии начинают вызывать опасения и за нашу науку.
Характерен случай с Т.Д. Лысенко, которого в 30-х годах ученые с именем точно так же не воспринимали всерьез, считали шарлатаном. «Народный академик» Лысенко не только сумел всплыть на самый верх, но и полностью обезглавил нашу генетику.
Псевдонаучная писанина Ерусалимского - не пища для остроумия образованных людей. Полное отсутствие критики со стороны ученых дает Президенту РКФ основание представлять себя в качестве главного специалиста в России по кинологии. Именно поэтому мы попросили прокомментировать опус Ерусалимского кандидата биологических наук А. Кузнецова, человека, не имеющего никакого отношения к собаководству, специализирующегося в области биомеханики бега млекопитающих.

Данная рецензия написана только во имя торжества Научной Истины, если таковая существует, и не подлежит использованию в междоусобицах кинологов.
Вообще-то селекционеры совершенно не обязаны руководствоваться научными соображениями при проектировании свойств пород. О декоративных вообще не приходится говорить. Породы же, имеющие хозяйственное значение, вполне успешно выводят на основании одного лишь практического опыта. Так, селекционеры грейхаундов, используя в племенной работе только хороших «скакунов», не изучали глубинных причин их высоких показателей. Тем не менее, достижения их питомцев весьма впечатляющи даже по сравнению с дикими родственниками собак. Непонятно, кстати, почему Е.Л.Ерусалимский усматривает именно в борзых признаки дегенератизма, ведь с точки зрения Природы любая другая домашняя порода - тоже урод. Природа не может позволить себе роскошь отбирать диких животных по какому-то одному показателю - пусть даже такому важному, как скорость. Так что Человеку, который защищает своих несамостоятельных подопечных от большинства невзгод, гораздо проще создать рекордсмена по какому-нибудь отдельному показателю - даже без помощи науки.
Хотя наука-биомеханика и не обязательна для выведения хорошо передвигающихся собак, она могла бы облегчить выбор направления селекционной работы. Жалко только, что ученые еще не готовы давать четкие рекомендации кинологам. Пока что в этой области науки не решены более общие вопросы, на фоне которых различия между породами почти теряются. Поэтому, когда предлагается биомеханическая модель собак, она не столько вселяет надежды, сколько вызывает скепсис. Любая такая модель требует тщательнейшей проверки, потому что, если вовремя не выявить псевдо-научные измышления, они могут разрушить предшествующие достижения селекционеров-практиков и надолго дискредитировать в их глазах любые внешне похожие построения, в том числе и настоящую биомеханику. Я считаю своим долгом заявить, что если какие-либо породы, к которым будет применена рассматриваемая модель, постигнет в связи с этим плачевная участь (а тираж брошюры был ни много ни мало 40 000 экземпляров, то это будет «заслугой» этой конкретной модели, а не серьезной биомеханики.
Вообще-то, когда я пишу эти строки, меня интересует не судьба собаководства, а именно престиж Науки. Я бы и не счел нужным вмешиваться, если бы Е.Л. Ерусалимский не аппелировал к ее имени (речь идет не только о биомеханике), постоянно используя такие обороты, как: «...современная наука понимает метод экспертных оценок как...»(стр.88), «...общее представление механики, в связи с которым.,.»(стр.91), «...Статистика позволяет утверждать, что...» (стр.94), «...Известно, что на определенной стадии эмбриогенеза...» (стр.97) и т.д., и т.п.
Такие ссылки на авторитет Науки - независимо от того, правильны они по существу, или нет - дают формальное право критиковать их автора так, как это делается в самой науке. Но спорить с Е.Л. Ерусалимским не очень легко - на первый взгляд просто непонятно, с чего начать. Дело в том, что обсуждаемая модель начисто оторвана не только от накопленных данных по биомеханике наземного передвижения млекопитающих, но и от какой бы то ни было реальности вообще.
Я ограничусь только критикой основных позиций - не хочется тратить время на мелочи. Вот суть представленной модели:
«Итак, в самом общем конструктивном смысле модель собаки представляет собой комплекс двух сопряженных механизмов: лука и маятника... При этом в качестве лука рассматривается система - позвоночный свод (от холки до корня хвоста) как тетива и древко - грудная кость - с дополнительным сопряжением посредством первых девяти пар ребер.
Маятник образует система верхних звеньев грудных и тазовых конечностей - лопатки и кости таза; ось маятника находится в точке пересечения двух прямых, одна из которых проходит по гребню лопатки, другая - через тазобедренный сустав и подвздошный бугор.» (стр.88).
И далее, на стр. 93: «Итак, колебания маятника перемещают тело собаки вперед, в то время как работа лука поднимает ее тело над землей».
И, наконец, на стр.94: «Работа лука происходит благодаря упругим свойствам ребер».
Получается, что собака поднимает себя над землей при помощи ребер. По-моему, комментарии здесь излишни, но попытаемся всё же разобраться, где коренится ошибка.
Чтобы говорить о механизмах лука и маятника в теле собаки, нужно по крайней мере отчетливо представлять, в чем состоит принцип действия того и другого.
ЛУК. Всякое ручное метательное устройство представляет собой средство передачи энергии, вырабатываемой мускулатурой стрелка, снаряду, который отделяется от устройства и улетает вдаль. Основной недостаток любого такого устройства состоит в том, что часть энергии не передается снаряду, а «застревает» в самом устройстве и в стрелке, проявляясь в их остаточных движениях после выстрела. Иначе и быть не может, потому что любое реальное устройство перестает толкать снаряд, как только тот достигнет скорости, выше которой толкатель не может разогнаться даже при холостом выстреле (выстреле без снаряда). Просто после этого толкатель уже не стремится обогнать снаряд и подтолкнуть его. Таким образом, ручное метательное устройство тем эффективнее, чем выше предельная скорость, его толкателя при холостом выстреле. Нашу руку саму по себе тоже можно рассматривать как метательное устройство, но ее предельная скорость очень мала - именно поэтому и используются дополнительные приспособления. Резинка рогатки, конечно, разгоняется значительно до большей скорости, чем голая рука, но ей далеко до лука. О том, что происходит к концу выстрела из лука, можно получить представление, внимательно проследив движение его частей в самом начале взвода. В это время значительное смещение середины тетивы (это и есть толкатель) сопровождается ничтожным сближением концов древка, к которым тетива привязана. К концу выстрела происходит то же самое, но в обратном направлении. Разведение ветвей замедляется, потому что они отдают свою энергию стреле, но по мере выпрямления тетивы с струнку ее середина двигается все быстрее и быстрее, продолжая подталкивать стрелу.
В общем-то, я излагал все эти тонкости только для того, чтобы подтвердить, что лук действительно построен по совершенно оригинальному принципу. Но достаточно было бы отметить, что, как всякое метательное устройства, он нацелен на эффективное выстреливание снаряда, то есть некого другого предмета. От бегущей собаки ничто не отделяется, а раз нет снаряда, то нет и повода искать в ней лук, рогатку или что-то другое в этом роде.
МАЯТНИК. Речь идет о простейшем маятнике, на нижнем конце которого находится груз, а на верхнем - ось подвески. Между ними расположен некий элемент (хотя бы стержень), не позволяющий им удаляться друг от друга. Этот элемент не дает грузу падать из верхнего (неподвижного) положения прямо вниз, а ведет его вбок по дуге с центром в оси подвески лишь в том случае, когда эта ось закреплена относительно земли. Если такого крепления нет, то подвешивающий элемент будет увлечен грузом прямо вниз, и никаких колебаний не начнется, то есть эффекта маятника не возникнет. Это легко проверить на стенных ходиках - сорвавшись со стены, они сразу перестанут идти.
Бегущую собаку никак нельзя заподозрить в маятникообразном качании вокруг точки, указанной Е.Л.Ерусалимским, или вокруг любой другой точки, расположенной над ней в воздухе, потому что собака ничем не держится на такой точке.
Моя критика, естественно, не позволяет как-либо охарактеризовать Е.Л. Ерусалимского в качестве кинолога-эксперта. Но, во всяком случае, он не имеет оснований считать свои тылы прикрытыми Наукой и искать в этом преимущество перед коллегами. Пока что настоящая биомеханика не встала на чью-либо сторону.
Кандидат биологических наук А.Кузнецов

От редакции
А. Кузнецов со свойственной интеллигентам корректностью не стал делать сами собой напрашивающиеся выводы. Поскольку выпускника мехмата МГУ Е. Ерусалимского нельзя заподозрить в полном отсутствии знаний, как пишутся научные статьи, как правильно набирается и обрабатывается статистическая информация, как выводятся логические построения, следовательно, он сознательно сфальсифицировал факты, легшие в основу его постулатов, специально затруднил восприятие текста огромным количеством псевдонаучных оборотов. Автор был изначально убежден, что все им написанное - чушь. За рубежом подобным людям не подают руки и не допускают в приличное общество.
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 12:40

Все статьи скопированы http://scotch.5bb.ru/viewtopic.php?id=347
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 13:08

Что почитать интересующимся

Если Вас интересуют вопросы подкрепления - Карен Прайор "Не рычите на собаку".
Если Вам интересны вопросы происхождения, эволюции, особенностей пород - Лорна и Раймонд Коппингер. "Собаки. Новый взгляд на происхождение, поведение и эволюцию собак".
Если интересны вопросы развития и функционирования психики - К.Э.Фабри. "Основы зоопсихологии".
Если интересуют вопросы особенностей мышления - цикл статей Зориной З.А.
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)

Marysin
Идеолог
Сообщения: 16692
Зарегистрирован: 23 дек 2008, 20:37
Откуда: Москава
Благодарил (а): 1073 раза
Поблагодарили: 2718 раз
Контактная информация:

Re: Книги, статьи, заметки, всякие интересности о собаках.

Сообщение Marysin » 25 авг 2013, 13:35

Dzozefinka,

Не за что!
Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке. (Мохаммед Али)


Вернуться в «А поболтать»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя